Isenbras
нашёл у Дунаева:

Коммунистические идеологи до сих пор не устают повторять, что их учение не расходится в основе с христианством, более того: едва ли не основано на христианских заповедях («на десяти заповедях блаженства Моисея», как выразился однажды коммунистический лидер Г.Зюганов). Да, живая жизнь заставляет и коммунистов ориентироваться на утвердившуюся в веках нравственность истинной религии, но в основе своей коммунистическая вера и мораль жёстко противостоят христианству.

Маяковский писал грозно:

А мы —
не Корнеля с каким-то Расином —
отца, —
предложи на старьё меняться, —
мы
и его
обольём керосином
и на улицы пустим —
для иллюминаций.

Бабушка с дедушкой.
Папа да мама.
Чинопочитанья проклятого тина...


О какой нравственности можно вести речь, когда сам Ленин едва ли не постоянно напоминал: нравственность зависит от выгоды текущего момента?

Это ясно восприняла и выразила молодая советская поэзия. Один из её «классиков», Э.Багрицкий, заявил без обиняков, требуя подчиниться велению революционного века:

Но если он скажет: «Солги», – солги,
Но если он скажет: «Убей», – убей…
О мать революция! Не легка
Трёхгранная откровенность штыка.

Тут не декларация, но обыденная революционная реальность.


http://www.reshma.com.ru/texts/dunaev_kommun_christ.htm